Цицерон
"При встречах с тобой мне часто хотелось
сказать тебе об этом, но меня удерживал
какой-то едва не дикарский стыд: теперь,
находясь вдали, я буду более откровенен -
ведь письмо не краснеет."


Ссылка на мой старый дневник, кому интересно. ))) www.diary.ru/~Anna1991/
Теперь еще, кому интересно, заходите сюда - http://www.stihi.ru/author.html?infinitely

Легче зажечь одну маленькую свечу, чем клясть темноту (Конфуций)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:38 

Салют от Ангела с Кровавыми Крыльями!

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Приветь всем снова и снова! По вине моей безголовости пришлось завести новый дневничок. Конечно, всех своих ПЧ я снова добавлю в Избранное, благо, что их помню. ))) Да и как забыть?
И конечно, в самом начале поставлю Вам, мои дорогие ПЧелки, новый рассказ. Он будет отличаться от остальных... сами увидите в чем. ))) Ну что? Поехали!!!

Встреча на одну ночь.
«Это произошло года два назад. Мери сидела за письменным столом и напряженно думала над задачей по геометрии.
- Черт! – внезапно вскрикнула она, откидывая со злостью ручку. – Ну это же надо: лето почти уже на дворе, а им бы только над учениками поиздеваться! – заорала девушка в пространство, обращаясь, по всей видимости, к учителям.
Внезапно ее мобильный ожил, из него понеслись звуки «Черно-белые дни». Девушка замерла на миг и бросилась к нему.
- Да?!
- Привет, Мэр! – послышался на другом конце до боли знакомый голос. – Что делаешь?
- Да так, уроки учу, - ответила девушка, покосившись на тетради таким взглядом, что имей она магическую способность прожигать все ей ненавистное, стол бы уже полыхал. – А ты, Рок?
- Да так, ничего особенного. Хочешь отдохнуть от школы неделю?
- Конечно! – обрадовалась Мери, но тут же спохватилась. – А с чего это?
- Дело в том, что мои предки купили дачу недалеко от города. Сейчас им нужны подопытные кролики для того, чтобы узнать: удачный выбор, или нет, - бойко ответил Рокки.
Девушка задумалась.
- Блин, я очень хочу быть этим подопытным, но не знаю, что скажут родители. Попозже тебе позвоню и скажу, лады?
- Ок, буду рад, если ты поедешь, - согласился Рок и отсоединился.

Через день после звонка Мери и Рокки отвезли за город.
- Ой, Мери, большое тебе спасибо, что согласилась поехать с Рокки! – улыбнулась миссис Сантрол, мама Рокки. – Ему с тобой будет нескучно. Ну, - она кивнула в сторону машины, - мы отбываем, через неделю приедем. Удачи вам, место здесь тихое, никто мешать вам не будет. Все необходимое (мистера Сантрола нельзя было увидеть за огромными чемоданами с вещами и продуктами) у вас есть. Готовьтесь к экзаменам, не забывайте!
- Не беспокойтесь, миссис Сантрол, все будет хорошо, - кивнула ей Мери.
Рокки, до этого помогавший отцу, подошел к маме.
- Ладно, папа уже там злится. Через неделю?
- Да. Ведите себя хорошо, Рокки, не безобразничайте.
Короче, все как всегда. Родители и подростки не могут нормально попрощаться, не разозлившись внутри себя. Родители злятся, что подростки пытаются побыстрее вырваться на свободу, а подростки злятся, соответственно, потому что хотят скорее побыть самими собой.
Наконец Мери и Рокки остались одни.
- ну что, начнем освоение этого домика? – шутливо спросила девушка. Рокки кивнул.
- Только учти, что готовить буду не я. Ты все-таки девушка, – с серьезным видом предупредил он.

Первая половина недели прошла незаметно. Подготовка к экзаменам занимала значительное количество времени, почти не оставляя времени на отдых. Наконец Рокки решил, что с него достаточно занятий и куда-то ушел. Полчаса его не было, Мери уже думала пойти поискать его, но слабое дуновение ветра донесло через открытое окно запах дыма. Она выглянула в окно и увидела, что Рок развел большой костер. Конечно, учебник мгновенно улетел в другой конец полукомнаты, получердака.
- Блин, а меня не позвал, - мягко упрекнула Мери парня.
Рокки улыбнулся.
- А я думал, что ты еще долго будешь сидеть. Помоги собрать ветки для костра.
- Угу…
Солнце неизбежно склонялось к горизонту. Рокки и Мери сидели у костра и слушали звуки иной жизни. Лучи солнца мягко падали на плечи подростков, лаская теплом. Спустя некоторое время Мери все же решилась нарушить молчание.
- Хочешь, я сыграю что-нибудь?
Рокки словно очнулся от своих мыслей. До этого его задумчивый взгляд скользил по Мери, словно по водной глади.
- А?... А, давай, хорошо… - рассеяно ответил он.
Мер сбегала в дом за гитарой. Бегло девушка посмотрела в окно и увидела, что Рокки лег на спину около костра, в лучших традициях романтика. Сейчас он казался чертовски привлекательным, при взгляде на него невольно просыпались странные мечты. Девушка вздрогнула, отгоняя секундное наваждение и спустилась к Рокки.
Было почти что лето, но в лесу, казалось, не кончалась беспробудная осень. На крыльце домика лежало несколько пожелтевших листьев, лежащих на ковре еловых иголок. Мери смотрела на эту картину, внутренне восхищаясь ею.
- Ну что, - наигранно весело, стараясь казаться беззаботной, - я играю?
- Угу, - не разжимая губ, ответил Рок.
Девушка села рядом с парнем и начала играть, привычно перебирая струны.
Лето наступило и прошло -
Век невинности короток.
Разбуди меня, когда закончится сентябрь.
Как и мой отец, который пришёл, чтобы уйти,
Семь лет пролетели, как одно мгновение.
Разбуди меня, когда закончится сентябрь.
Опять начинается дождь.
Он падает со звёздного неба
И, смешавшись с моей болью,
Превращается в нас.
Запела она песню Green Day, косясь тайком на Рокки. По его лицу невозможно было понять, нравится ему, или нет. Казалось, он словно спит.

20:17 

Продолжим. )))

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Привет, продолжение рассказа можно найти по ссылке www.liveinternet.ru/users/ab-av/
Но знаю, что вам будет явно лень на нее переходить. ))) Ладно уж, сюда тоже поставлю...

Продолжение рассказа.

Вечер среды уже был на исходе. Небо все темнело, словно его размашистой кистью красил невидимый художник, оставляя лишь немного места звездам и луне.
- Какая большая! – вдруг услышала Мери возглас Рокки и взглянула на него.
- ты о чем? – спросила она с удивлением, а парень тем временем все вглядывался в ночную глубину.
- О Луне. Это только кажется, что о небесных телах можно говорить спокойно, а на самом деле они все и говорятся, и пишутся с большой буквы, - пространно ответил Рок. Он приподнялся, подбросил еще несколько веток в полыхающий костер, не замечая того, что на несколько мгновений взгляд у Мери стал страстным, словно испанский танец.
Мер осторожно пододвинулась ближе к парню.
- Рок, а ты встречался уже с кем-нибудь?
Рука Рокки дрогнула и он не успел отчасти убрать ее от костра. Огонь захлестнул ветки, а также и руку.
- А, блин!!! – выругался парень. Только после этого он ответил на вопрос. – Знаешь, когда-то я был безбашенно влюблен. Готов был все сделать за одну благосклонную улыбку одной особы…
- А сейчас? – девушка с волнением ждала ответа. Если он и сейчас ее любит, то все мечты провалились пропадом…
- Сейчас? Сейчас у нее своя жизнь, а у меня своя, - уклончиво сказал Рокки.
- Но ты ее до сих пор любишь? – настойчиво спросила Мери.
- Нет. Она была жуткой сволочью, хотя недавно хоть капельку, но исправилась. Но я разлюбил ее.
У Мери словно камень свалился с души. По крайней мере, сейчас Рокки будет совсем не против…

Много позже костер уже догорал. Рокки и Мери нехотя затушили его.
- Я, пожалуй, пойду спать, - решительно сказала девушка.
- Ок, спокойной ночи, - ответил парень. – Я тоже сейчас лягу, только нужно одну вещь сделать.
- Какую? – удивленно спросила Мер. Она не планировала такого хода событий.
- Большую и страшную. Давай иди спать, - решительно ответил Рокки. – Какая разница?
Девушка пошла к дому, но на пороге оглянулась. Рокки направился к пруду (почти рядом был маленький пруд, не слишком глубокий, но вполне плавать можно было). В темноте уже было видно только силуэт: парень, стянув рубашку и джинсы, прыгнул в воду.
Ноги сами понесли девушку к берегу. Наспех она схватила и джинсы, и рубашку, вытащила из кед часы (Рокки всегда складывал мелкие вещи в кеды, чтобы потом не раздавить случайно), и кинулась к дому. Нужно было успеть…

Рокки поплыл к центру пруда, чтобы попасть в отражение Луны. Ему это казалось важным. Словно после этого что-то изменится во внешнем мире… но нет. Доплыв до края Луны, он оглянулся. Ему показалось, что какая-то фигура стоит на берегу, но решил, что это просто его воображение.
Да, воображение часто ему мешало, но ни за какие богатства мира он не отдал бы эту способность.
Поэтому, чтобы откинуть грустные мысли, парень начал пытаться плавать разными стилями, по большей части лишь отдаленно напоминавшими самих себя.
Скоро он от этого устал и решил вернуться в дом.
На берегу его ждал сюрприз: одежды не оказалось на том месте, где парень ее бросил, только кеды лежали там.
«Да е-мое! – устало подумал Рок. – Ну и где она?»
В тот же момент он вспомнил о фигуре на берегу.
Придя в себя от такой «приятной» неожиданности, Рок начал осматривать место преступления. После непродолжительного осмотра, парень пришел к выводу, что тот человек стащил все, кроме этих кед.
«так, стоп, - внезапно осенила его мысль, - Кеды на месте, а часов нет. Мери!»
Рокки мгновенно успокоился и спокойно направился к даче, держа кеды за шнурки и рассеянно мотая их перед собой. Конечно, появляться перед Мер в таком виде было… странно и в чем-то даже вызывающе, но она сама в этом была виновата. Тем более, что девушка, скорее всего, уже спит, хотя зачем она стащила его одежду – черт ее знает!
Вообще-то Мери ему очень даже нравилась, именно поэтому парень и позвонил именно ей и пригласил сюда. На что он надеялся – неизвестно было и ему самому. Но определенно, Рокки самому хотелось быть с ней.

Мери услышала, как хлопнула дверь, и внутренне напряглась. Она на мгновенье закрыла глаза, прося у себя немного смелости и наглости. Тем временем Рокки, по-видимости, пока что не собирался подниматься наверх. Вот открылась дверца холодильника (наверное, родители Рокки его привезли еще раньше вместе со стульями и столом, как и провели сюда электричество), затем скрип небольшого столика.
Наконец, свет внизу погас (это было видно, так как отсвет шел на лестницу, несколько освещая стену неярким пятном) и неясная фигура поднялась по лестнице к Мери.
- Мер, ты спишь? – услышала девушка напряженный шепот Рокки.
Она не ответила, только встала со своей постели и подошла к парню, мысленно взмолясь о том, чтобы…
Мери подошла к Року и обняла его. Парень вздрогнул…
- Мер, ты чего?
- Рокки… Я люблю тебя, - чуть слышно прошептала девушка.
- Любишь…? – парень не знал, что ей ответить. Хотя сердце так и подсказывало ответ…
- Да… Ты злишься на меня? – еще тише спросила Мери, чувствуя, что слезы упорно пытаются пробиться к ней.
- Не злюсь. Я тебя вообще-то тоже люблю, - вдруг ответил ей он. – Хватит на сегодня слов, ладно?
Мер стояла, словно оглушенная. Мысленно она уже приготовилась к тому, что парень - лучший друг ее откинет, и что она потеряет его навсегда…
Но нет, сейчас все изменилось. Рискнув один раз, она выиграла…
Рокки привлек ее к себе и поцеловал. Это был необычный поцелуй, по крайней мере, для этой пары.
Потом еще и еще. Казалось, что время слилось в вечность, что в мире остались эти двое.
Рокки был благодарен темноте, что Мер не видит его лица – оно не было еще таким красным от смущения с детских лет. По крайней мере, еще никогда он так не был смущен.
(пристрелите меня, чтобы я не мучалась. я и так сама уже посильнее Рокки смущена!!! Блин… ну, обещала… нет ничего проще пообещать, а как писать… ничего пожалуйста не говори, Шинь, ладно? Я же говорила, чтобы ты не говорила…)

Его поцелуи спускались все ниже и сводили Мери с ума. С каждым прикосновением ей становилось сложнее удержаться на ногах – они словно стали ватными.
Пальцы Рокки скользили по ее коже, заставляя дрожать от наслаждения. Девушке казалось, что даже воздух сейчас был в напряжении, что-то ожидая. Хотя, она и сама ждала того же.
Парень подхватил ее на руки и положил на кровать. Свет Луны из открытого окна не мог осветить всего, что происходило… но слышно было многое. Мир затих, только Их голоса остались здесь.


- Рок, не надо… Пожалуйста, я не хочу…
- Неправда…
Прерывистый вздох…
- Р-роккк-и…
Девушка улыбалась. Она чувствовала, как счастье заполняет ее тело до кончиков пальцев.
В его сердце стучит барабан
Заглушая внешние звуки
Заставляя в бешеном ритме
Двигаться ноги и руки

Её сердце - виолончель
И струны натянуты в нём
Их то гладят, то дёргают пальцы
То терзают упругим смычком

Я сижу и не знаю, что делать
Ощущениями пьяна я
Слушаю музыку ветра
И музыку странного сна
Начинаю наружу рваться
Нарастают звуки опять, но
Дрожит мой голос, и пальцы
Неспособны всё передать

Её сердце похоже на флейту
Сквозь него сжатый воздух проходит
Открываются и закрываются
Дырочки в тёплой плоти

Ему хочется петь очень нежно
Но всё получается басом
Вибрирует кровь по струнам
Гудят и пульсируют фразы

Я сижу и не знаю, что делать
Ощущениями пьяна я
Слушаю музыку ветра
И музыку странного сна
Начинаю наружу рваться
Нарастают звуки опять, но
Дрожит мой голос, и пальцы
Неспособны всё передать

Гитара звенела так громко, что
Не было слышно крика
Ведь боль от последней капли
Всегда поёт очень тихо

Давили на слабые кнопки
И нежно играли со скрипкой
И я боюсь, что не скрыть мне
Дурацкой странной улыбки

Я сижу и не знаю, что делать
Ощущениями пьяна я
Слушаю музыку ветра
И музыку странного сна
Начинаю наружу рваться
Нарастают звуки опять, но
Дрожит мой голос, и пальцы
Неспособны всё передать
(Fleur «Музыка странного сна»)

Неделя пролетела быстро, как стрела Амура. Все осталось по-прежнему, но изменилось все же в корне.
И Рокки, и Мери понимали, что после той ночи не смогут быть вместе. Не по внешним препятствиям, а по внутренним…
У каждого из них был свой путь, они пересеклись и нужно бежать дальше. В субботу, лежа в темноте рядом, Мери спросила у Рока:
- Что дальше?
Он помолчал и после раздумий ответил:
- А что ты планируешь? Куда будешь поступать?
- Не знаю. Вообще-то я хотела … на экономиста. А ты?
- Я в архитектурно-строительный. Это в разных городах… Какой шанс снова встретится?
Девушка в ответ промолчала и лишь постаралась как можно крепче обнять любимого.
- Вот видишь… - заключил Рокки. – Вдруг мы потеряем друг друга? Если честно, я этого сам боюсь…
Он поежился, словно от сквозняка.
- У меня есть мысль… - неуверенно начал он.
- Какая?
- Ну… мы могли бы… Встречаться каждый год, летом, здесь… Чтобы не потеряться.
Глаза у Мер сверкнули.
- Каждый год? В эту самую ночь? – спросила она. Парень утвердительно кивнул. – Вообще… я согласна.
- Правда? – Рокки быстро скользнул рукой по девушке.

21:50 

Немного продолжим...

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Год прошел, словно его не было. Рокки приехал на дачу и окинул взглядом все вокруг. Словно ничего и не изменилось с того самого дня их отъезда: порог дома-дачи застилал ковер из хвои и несколько пожелтевших листьев; безветренный ласковый день уже клонился к вечеру и явственно ощущалось присутствие в воздухе чего-то пьяняще-притягательного, словно все вокруг знало, какая встреча предстоит здесь.
Парень моргнул, отчего романтичная картина надвигающегося вечера стала смазанной, и отправился на поиски веток для костра. Если уж и восстанавливать прошлый год, то в мельчайших подробностях.
Около пруда остановился Eclipse GT. Оттуда вышла хорошенькая девушка, одетая под манер школьницы, хотя уже по идее вышла из этого возраста, - белая открытая блузка и мини-юбка, - но это определенно все очень шло ей, тем более, что Мери – да, Мери, - сумела объединить стиль и ученицы какой-то школы, и бизнес-леди своим умело наложенным макияжем и прической.
Она огляделась по сторонам, ожидая, что Рокки, вероятно, выйдет к ней навстречу, но… нет. Недоуменно пожав плечами, Мер взяла свою сумочку с заднего сидения авто, гитару, и попрощалась с водителем.
Машина скрылась вдали и Мери осталась одна у дачи. Девушка огляделась по сторонам и на нее, также как и у Рокки совсем недавно, нахлынуло чувство романтики. Она скользнула взглядом по даче. Ей показалось, что там поднимается над землей легкий дымок.

Рокки был там. Девушка недоверчиво остановилась, находясь в достаточном отдалении от парня, чтобы тот не заметил пока ее присутствия.
Он изменился, отметила Мери про себя, хотя и остался таким же смешным и милым, да и рассеянности время ничуть не помешало. Вот он, не заметив грабли, наступил на зубцы и инвентарь не простил такого обращения.
- … - исторг от удивления и неожиданности Рок, мгновенно потянувшись к носу, куда и получил боевое ранение на поле брани.
Мер не удержалась от смешка, чем и выдала себя с поличным. Парень тут же повернулся в ее сторону.
Они стояли друг напротив друга, не смея пока нарушать их негласную беседу. Рок словно снова изучал девушку глазами, отмечал, что в ней изменилось, а что осталось прежним. Мери уже стала немного нервничать от этого взгляда, словно он карябал ей душу. Сама же девушка тоже смотрела на Рокки.
«А у него прическа новая, - пронеслось машинально в голове, - и осанка другая. Изменился сильно. Интересно, а он меня также любит, как и тогда?»
- Мер, я соскучился, - вдруг произнес он, все еще не решаясь подойти. Девушка сделала пару шагов по направлению к нему и тоже словно застыла. Не потому, что не хотела слышать этих слов, а потому что сейчас чувства стали внутри оживать, оттаивать ,словно кусок льда, который принесли в теплую комнату да еще и начали подогревать на сковородке.

21:09 

Забодала всех этим рассказом.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...

- Я тоже, Рок, - ответила она тихо, невольно потупив взгляд, но Рокки ничего не заметил, продолжая изучать ее.
Он жестом пригласил ее к вечернему костру, который оставался уже почти единственным источником света.
Мери расчехлила гитару и взяла пару аккордов, после чего вопросительно взглянула на парня, словно прося разрешения сыграть что-нибудь. Тот сдержанно кивнул.
Странно… Они вели себя так, словно никуда друг от друга не уезжали, как будто встреча эта повторялась уже несколько раз на дню… Но, как бы то ни было, но Мери сидела рядом с Рокки, перебирая пальцами струны, звуки складывались в нечто ощутимо связанное и гармоничное. Рок откинулся на траву, положив руки за голову. О чем думает загадочный Рокки – не знает никто. Может, даже и сам загадочный Рокки.
- Ты меня слушаешь? – прервав игру, раздраженно спросила девушка.
- Угу…
- И как тебе? – она волновалась.
- Красиво. Мне нравится. Ты вообще молодец, - приподнялся Рок на локтях. – Я горжусь тобой и люблю тебя. Ты это знаешь. А еще ты на протяжении года встречалась с каким-то пацаном, - неожиданно резко добавил он.
Инструмент выпал из ослабевших рук Мери. Она залилась краской и сделала вид, что очень занята тем, что поднимает гитару, но только для того, чтобы Рокки не увидел ее красного лица.
- С парнем? – притворяться долго не удалось, поэтому нужно отбиваться. – Ты бредишь. Я люблю только тебя.
- Я был на практике в твоем городе, - опустив глаза Рок старался занять себя чем-то, хотя бы немного скрасив правду. – И увидел, как ты стоишь у стены университета в обнимку с парнем где-то третьего курса. Вы целовались, причем с таким жаром, что многие на вас оглядывались.
Девушка не могла найти слов. А что тут скажешь? Если увидел – значит увидел. Но и ей теперь было что сказать в ответ, потому что одно происшествие, - даже так, одно воспоминание – помог вспомнить любимый.
- И вот хочу правда спросить тебя, - продолжал тем временем Рокки. – Зачем ты приехала, если у тебя там, в том городе, остался твой парень? Не понимаю.
Девушка резко встала.
- Тогда скажи и ты мне, почему, проезжая по главной улице твоего города я видела сладкую парочку у входа в метро? Ты тогда тоже не особо церемонился насчет окружающих!
Рокки быстро поднял испуганные глаза на нее:
- Я? Я… - крыть явно было нечем.
- Тогда будь добр, помолчи, когда говоришь с кем-то о чести.
Она поднялась на ноги, взяла гитару за гриф и ушла в дом. Рок сидел у догорающего костра, гложа себя за свои поступки.
Он думал о том, что Мери не так уж и честна с ним; конечно, парень понимал, что и сам не идеал: вся эта история с той глупой студенткой… Рокки и Мери все больше отдалялись друг от друга. Рок готов был цепляться за любую секунду с ней, девушкой его жизни, но она не понимала этого и бежала от него со всех ног.
Жизнь для Рокки потеряла смысл, он не знал, что делать и куда можно пойти, чтобы хоть на несколько минут забыть о боли. Мери была всего в нескольких шагах от него, но подойти к ней было Року равносильно мучительной смерти. Хотя вообще-то сейчас он был не прочь погибнуть от чего-нибудь. Парень отнял руки от лица (и когда только успел их поднять к глазам?) и огляделся вокруг.
Пруд блестел в лучах Луны, притягивая к себе внимание. Вода не была спокойна, она то и дело подрагивала от рыб, живущих в том пруду.
Вода… Пруд… Рокки засмеялся своим мыслям: до чего же просто! Нырнуть и не вынырнуть… случайно…
Он поднялся на ноги и направился к берегу.
У кромки воды чуть-чуть поколебался, размышляя, стоит ли раздеваться или нет, но махнул на себя рукой и, не раздеваясь, вошел в воду.
Она оказалась приятно прохладной после теплого дня. Сквозь мокрую футболку парень ощущал, как влажные объятья обхватывают его и влекут за собой. Рокки уже хотел плыть дальше, еще глубже, чтобы уже наверняка не суметь выплыть (просто не стал бы сопротивляться), когда на его плечо легла рука.
Несколько секунд драки решили все.

21:28 

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Лежу от смеха...


Добро пожаловать, KairaGrey, Добро Пожаловать! Рада тебя здесь видеть и надеюсь, что здесь ты найдешь то, что ищешь. )

20:35 

Маленький перерывчик перед финалом. (и моим фингалом)

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
На самом деле Жизнь и Смерть равны между собой. Главное для себя – выбрать, чью позицию ты выбираешь.

Would you tell me why
Together we can to fly in the sky?
Together now that’s only you and I,
And never we will listen Angels’ cry!

20:27 

Все, поздравляю, рассказ окончен.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
- Рок… Даже… не думай… об… этом! – пропыхтела Мери, пытаясь вытолкнуть парня на берег. Это оказалось очень даже непростым делом: он сопротивлялся как мог.
Все же ей это удалось и вот они уже лежат рядышком на берегу.
- Зачем? – спросил Рокки. Он с безразличием на лице смотрел на Луну, а та словно подмигивала ему и звала в небо.
- Затем, банан ты нечищеный, что я себе ведь не прощу, если с тобой что-то случится.
- А мне плевать, что ты не простишь.
Мер смерила его презрительным взглядом:
- Плевать? Тогда давай, докончи славное дело! Нырни, вперед! Я уже не держу.
Рок посмотрел на нее на нее своими голубыми, как вода, глазами, словно хотел что-то сказать, но только встал и направился к кромке воды. Мери молча наблюдала за ним. Не секрет, что после именно этих слов люди уже не могут сделать ничего.
Все глубже и глубже… Вода доставала почти до пояса, когда Рокки оглянулся на девушку. Проглядывалась ее фигура. Она стояла у берега, скрестив руки на груди, напряженно наблюдая за ним.
Парень улыбнулся. Мери ждет, когда он, Рок, выйдет из воды и извинится. Черта с два.
С этой мыслью он нырнул, плывя на самую глубину пруда. Парень знал, что там, на дне, росли высокие водоросли и если быть неосторожным, то запутаешься в них и утонешь.
Растение зацепило Рокки за ногу и парень постарался как можно сильнее завернуться в него. Воздуха уже почти не осталось.
«Мери…» - проскользнуло имя у Рока в памяти и его мысленному взору представилась их самая первая ночь… Руки невольно потянулись к девушке и… воздух закончился.

- РОККИ!
Мери стояла у берега пруда и пыталась определить, где он. Уже десять минут парень не показывался на глаза. Черт! И кто ее просил, кто дергал за язык говорить эту чушь?! Ну да, ну занимался он когда-то плаванием, ну научился задерживать дыхание и на большее время… Но сердце-то не обманешь, а оно колотится, как безумное, словно требуя Мери нырять вслед за ним.
Наконец девушка все же решила нырнуть.
Вода словно обожгла ее, когда Мер опустила в нее ногу. Обожгла, но это видение быстро пропало.
- Рок! Прости меня! – еще раз, на удачу, крикнула Мери и начала прочесывать каждый участок пруда.
Где-то на его середине нога девушки за что-то зацепилась.
Сердце Мери облилось кровью. Когда она, набрав побольше воздуха, погрузилась в воду с головой, то начала водить перед собой руками, пытаясь нащупать то что-то.
Пальцы натолкнулись на что-то мягкое. Она вцепилась покрепче и потащила на отмель.
Чем-то мягким оказались волосы Рокки. Девушка смотрела на него, холодного, как лед, бездыханного, и не могла поверить в случившееся. Вот он, любимый, рядом. Но никогда больше Рокки не обнимет ее, не будет смотреть своими мечтательными глазами в небо, не будет Мери чувствовать то волнение, когда обычная милая улыбка Рока преображалась в ласково-зовущую и многообещающую…
- Прости… - прошептала она, осторожно касаясь его руки. Мери подтянула мертвого Рокки к себе и стала покачивать его, как маленького ребенка…
Солнце еще не взошло, но его лучи уже пронзали небо. Они понимали, что это была встреча на одну ночь.

20:08 

Большая надпись после рассказа.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Перед окном сижу опять,
Сейчас хочу всего лишь спать.
А за окном погасли фонари…
Осенний вальс кружит меня.
Я знаю, где ты, боль моя.
И для тебя сейчас пою припев…

Вместе дождь мы пройдем,
Стены из ветра
(Мы расшибем в полнолуние где-то.) Счастье найдем в спокойствии этом.
Ты лишь со мной…
Больше мне и не надо.
Улыбка твоя
Словно награда.


Стоит ли измениться настолько сильно, что вернуться к исходной точке?
Я стою у окна, критичным взглядом оглядывая окрестности дома.
Погода на улице точно соответствует моему настроению и ощущениям в душе: никакая. Ни дождя, ни солнца, одно серое небо, хмурое, как перед началом бури.
В наушниках играет «Listen to the rain». Хоть и нет дождя, но чувство все сидит во мне, требуя этой погоды…
Недавно, неделю назад, была такая же погода. Хмурое небо и тучи на нем. Я с родителями приехали в деревню и пока они там что-то делали (не интересовалась как-то) безголовая девушка отправилась на поиски подвигов ратных, а именно – к железной дороге.
Я пошла по рельсам. Почему-то мне хотелось, чтобы кто-то сфоткал эту картину: осень, железная дорога и девушка, идущая по рельсам на встречу поезду. Кстати, к этому времени вдалеке показался красный свет светофора. Вот и поезд, легок на помине.
Думаете, что я сразу же сошла с рельс? Ничего подобного. Продолжала идти, по пути прикидывая, когда нужно будет сойти.
Вот уже близко видно кабину машиниста. Он грозит мне кулаком и гудит со всей дури. Пожалела дяденьку, помахала ему и все-таки сошла.
Но картина осталась в памяти. Красиво…

20:21 

Мысли вслух.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
"Ночной звонок.

- Алло? – проклиная в душе того, кто посмел разбудить ее, просипела Лили.
- Лил, ты не спишь? – услышала девушка на другом конце провода тихий шепот Марка.
- Нет, знаешь ли, только что позавтракала и собиралась идти в школу, - язвительно отозвалась Лили, сладко потягиваясь. Сон уже убежал, а догонять его надо было раньше. – Чего трезвонишь посреди ночи?
- Да я… это… уроки хотел спросить…
Мда… Такой чепухи от парня Лил, признаться, не ожидала. Конечно, в час ночи самое оно заниматься уроками.
- А серьезно? – отсмеявшись, спросила она его.
- Серьезно? – на другом конце провода задумались. – А серьезно – я хотел спросить у тебя твой номер ICQ.
- Вот это уже гораздо ближе к правде. Продолжаем допрос подозреваемого в ухлестывании за несовершеннолетней красивой и симпатичной, умной и замечательной девушке Марка Карпера."


Привет, сижу и откровенно ржу. Спросите, почему? Да собственно, особой причины здесь нет, но все-таки очень… прикольно читать текст книги, выполненной в собственном стиле, причем зная, что писала не я.
Книга Харуки Мураками «Мой любимый sputnik». Записи Сумирэ на дискете. У кого есть эта книжка – возьмите ее в руки и перечитайте документы №1 и №2, затем сравните мои записи с ними. Лично я поражена, причем сильно.

«Сильно… сильно…» Ха.

Ха-ха. Ну да, сейчас не знаю, что еще могу поставить в дневник, кроме вот этих строчек, что сейчас написала. Наверное, поищу новые стихи, которые не успела внести в компьютер.
Да, писать под мысли очень даже ничего, сами уже видите.
В колонках звучит «Echo» Nevada Tan. Красивая песня, мне очень нравится. Однако размышляю, продолжить ли читать дальше, или попечатать большой постик, чтобы вам подольше надо было бы читать?
Ладно, дослушаю песню (а, соответственно, и попечатаю) и продолжу изучение стиля Сумирэ. Она, кстати, тоже занимается писательской деятельностью, только вот она мечтает написать роман. Хотя, по сути дела, я тоже очень хотела бы написать свою весомую работу, где рассказала бы про все, что знаю, про себя саму или просто… ну, просто не знаю. Про Ангелов, это точно. И про Демонов. Когда-то уже начинала про это писать, но тетрадь с написанным теперь лежит у подруги. Интересно, насколько уже продвинулась работа? Спорим, что о ней просто забыли уже?
Блин, песня закончилась. Ну ничего, дочитаю книгу и вернусь. Никуда не уходите!

20:23 

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...


20:45 

Сны...

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Сейчас напишу про свой сон… Он по своей сути очень готичный и странный, поэтому имеет право находиться в моем дневнике.


(начало пропускаю, где гуляла по летнему городу, так что начну с того самого момента, когда пришла домой. Естественно, все во сне)

Вернулась домой, пока еще было светло. Солнца на небе уже не было, но сумерки не торопились покрывать родной город. Сквозь тучи шел неясный (мутный), неяркий и какой-то… никакой свет.
Погода изменилась до неузнаваемости, словно кто-то переключил с одной программы на другую. Будто бы только сейчас прошел дождь.
Я, мои родители и с нами какой-то незнакомый человек поехали в неизвестном направлении и остановились на окраине леса. Слева – простиралось огромное поле, голое оттого, что уже убрали урожай, справа – глухой смешанный лес.
С самого края леса стоял колодец. Правда, сказать «стоял» - это сказать ничего. Низа у него не было видно из-за огромной лужи, даже не лужи, а небольшого по размерам болотца.
Так вот, о самом колодце. Это была просто планка над ямой, к которой присоединили деревянный барабан и ручку. Веревки, с помощью которой доставали ведра с водой, не было. Видимо, давным-давно этот колодец уже забросили.
Воды в нем было меньше, чем вокруг, но создавалось впечатление полного через край… Потому что вокруг плескалась вода. Она слышалась повсюду. Как будто стоишь уже в самом болоте.
Казалось, если забраться туда, то ты утонешь. Черт знает каким образом, но это ловушка. Непонятная, как и это все место.
Незнакомец, который с нами приехал, был похож на одного моего знакомого, только в зрелости. Такие же оттопыренные уши, тот же склад лица – только глаза убийцы.
Мгновенье – и этот человек уже висит на ручке колодца. Нет, он не пытается вырваться из гиблого места – просто висит.
ПОВЕШЕННЫЙ
Я чувствую, что кто-то из нас, приехавши, будет следующим. Оглядываюсь – родителей нигде нет. Машины – тоже.
Получается, что нас словно принесли в жертву этому странному месту?
Странное чувство… Как будто знаешь, как вырваться, но не ощущаешь ничего особенного – смерть так смерть, выживу – мое дело.
Барахтаюсь как могу. Заглядываю внутрь колодца – как раковина. Сливное отверстие. Но в отличие от нормального отверстия вода будет не сливаться, а наоборот. От веса тела человека колодец уходит под воду полностью…
Обрыв. Обрыв мысли, обрыв воспоминаний. У меня нет чувств, осталось лишь ощущение, как повисла на волоске от смерти.
Мне просто интересно находиться в этом сне, так как я давно уже хочу закончить свой жизненный путь. Наверное, именно поэтому сон пропал.
The End.
Когда я проснусь, мои руки будут в собственной крови.


20:12 

Дорогие мои – с чего это я все пишу?!

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Мда… жизнь всегда бывает непредсказуемой. По крайней мере, ее нельзя рассчитать тысячного процента верности.
Думала, что сегодня выступим в колледже, но Иришка утром упала в обморок.  Шиня… Эх. Нет слов. Только жалею.
Поэтому мы с ней только на контрольную по латинскому приехали и уехали домой. Ну, Иришка-то писала контру, а я стояла внизу и любовалась рюкзаком с Цоем у какого-то парня. Естественно, ждала Шиню.
Приехали домой, а у меня будет еще один концерт (ну, теперь только один) – в «Юности». Буду играть «Übers Ende Der Welt» под названием «Мертвое море». Ну, там нужно в музыке изобразить данный географический объект. Надеюсь, и Иришка, и Лена, и моя мама на него придут… Хотя начало будет в час дня. Мда… Весело.
Кст, напишу скоро, какой был этот день, точнее – утро. Просто записала уже все мысли, осталось сформировать и все.
Хотя, может, придет только мама. Не знаю.
Сейчас вообще ничего не чувствую, только… А! Еще одна большая и прикольная вещь! В концертном зале когда отрабатывала игру и свое мастерство (гы), то мне надоело долбить постоянно одну и ту же мелодию, и я начала разбирать Numb пиано версию. Ну, правую руку я почти всю по звучанию подобрала, только первые самые ноты смотрела в лист. Так вот. Играю, значит, играю… И со стороны двери к главной лестницы (там пацаны то ли в баскетбол играют, то ли еще каким-то спортом занимаются – понятия не имею) доносится громкий голос:
- Пацаны, там Linkin Park играют!!!
Я мысленно ржу, продолжая нажимать на клавиши. Короче, доиграла и все такое. ))) Но больше не слышала того голоса. Наверное, от радости повесился на турнике.
С музыкой всегда время пробегает быстро… Вот уже по второму кругу кручу «Nightwish». Прикольно! А когда сидела в зале, то полтора часа барабанила по клавишам – впервые почти всю норму отведенного времени – 2 часа (в смысле, норма – 2 часа, а тарабанила я полтора)!
Мда… круто. А что круто – сама не имею ни малейшего представления. Но что-то точно круто.
Как там Шиня… блин, когда шла в музыкальную, то проехала «скорая помощь» по направлению к нашей улице. Точнее не знаю, потому что была уже достаточно далеко от дома.
Потом вижу – мало времени прошло – машина возвращается обратно. Я испугалась, что Иришку увозят в больницу…
Вот такие пироги с начинкой из непредсказуемости. Мораль сей басни такова – не ешь чужое сало с хлебом (Украина. Ничего личного, просто мысль. Как всегда – бредущая в закоулках моего сознания).
Люблю же я понаписать всего… а потом и разбирайся, с чего что написала и как это можно понять.

20:17 

Она уходила в СМЕРТЬ (под тему,кстати. ))) )

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...


20:07 

Нифига себе постик!

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Сегодня фестиваль и я на нем играю «Übers Ende Der Welt». Мда… Как жаль, что из сотни мыслей, пронесшихся со сверхзвуковой скоростью, лишь одна третья часть попадет на страницы электронного дневника и передастся потомкам (хе, интересно, какие еще, нафиг, потомки?).
Хех, странный я человек… И упрямый. А еще какая? Выразите меня тремя словами?
Небо, когда я возвращалась из музыкальной школы, было похоже на Солнце – нет, не такое же яркое… А просто рисунок облаков напоминал Солнце – его малую часть, сплетенную из нитей облаков, словно ткани полотно… А в музыкальной пришлось учительницу еще ждать. Ну, я пошла сразу в концертный зал, села и начала играть. Сначала, понятное дело, «Übers» несколько раз, потом надоело. Я достала ноты с Numb и начала их разбирать. Дальше двух тактов не протянула усилия и плюнула на эту затею. Вспомнила, как играется «Wo bist Du, Mama?» LaFee. Сижу, значит, играю, все… И ее отыграла. Принялась за Evanescence «Hello». Тут из дверного проема в конце зала раздается:
- Сыграйте, пожалуйста, еще! Красиво!
Мда… Лучше бы эта девчонка просто стояла и слушала, а не вякала. Но я продолжала играть. Вот так вот. Второй день подряд.

Так и тянется рука к тетради и ручке… А что писать? Вопрос, конечно, интересный, поэтому буду развивать тему. Сейчас в ванной, посмотрев на свое отражение в зеркале, подумала о сюжете с девушкой из Средневековья, которая стала войном.

Вернулась с концерта. Мда…
Пришла туда на час пораньше, чтобы разыграться. Сижу, значит, в кабинете, никого не трогаю. Пришла еще одна участница фестиваля – Лариса, посидели с ней, поболтали…
Сыграли все, что умели: я – Übers Ende Der Welt, Wo bist Du, Mama, Hello, Numb, она – свою заготовку для концерта.
Прошли в зал, там еще пару раз сыграли. Инструмент там глухой как тетерев! Хотелось его тапкой по крышке побить, чтобы он не мучался больше и ушел на заслуженный покой.
Пришли слушатели – дети первых-вторых классов шестой школы.
Я сижу и никак привыкнуть не могу: мысли только о клавишах. Валя – девочка, с которой мы знакомы уйму времени – уже сыграла, она выступала второй. Следом за ней должна быть я.
Встала, подошла к инструменту. Сердце бешено колотится, словно хочет выпрыгнуть из груди и убежать со сцены подальше, так как я в первый раз играю на пианино для такого большого количества людей, пусть даже для мелочи…
Алла Анатольевна – учительница по сольфеджио – кивнула мне в знак, что я могу начинать играть.
Я настроилась, напрягла все свои извилины и… нажимаю на клавиши.
«Упс… Не то…»
Ну, там уже настроилась, сыграла. По крайней мере, я не слышала, как играла.
Все, прослушала. Могло быть и хуже. Нормально. )))
Ух ты, впервые говорю, что я собой хоть немного довольна! Ну надо же… Зеленый дождик пойдет.
Вот. После выступления поехали с родителями в «Эксперт».
А в пятницу или субботу будет рок-концерт! Думаю, что пойду. ))) Да, вот и рассказ:


Солнце клонилось к горизонту. Закат. Самая значимая часть суток после ночи и утра – здесь подводятся итоги пройденного пути за день.
Лучи светила играли беззаботно в водах моря Браунленда, легкими искрами отскакивая от безбрежной глади.
Лори лежала у берега и, подперев голову руками, разглядывала сие природное великолепие.
На вид девушке еще и не исполнилось восемнадцати лет, но стоило заглянуть в ее полные голубизны глаза, как вы внезапно ощущали вековую мудрость, идущую от сердца юной особы. Как грудь поднимается и опускается при дыхании, так мудрость понемногу то отпускалась, то принималась душой.
Темно-русые волосы Лори были настолько длинными, что кончики их уже лежали на теплом песке, влажном от недавнего прилива.
Девушка была одета просто: тонкое платье, которое она сама сшила себе на другом конце королевства, да лента в волосах – подарок отца на ее шестнадцатилетние.
Лори дорожила ей как своими глазами: отца рядом не было, он снова отправился в плавание.
Пока мы тут рассказывали, какая Лори из себя, солнце скрылось полностью за горизонт, на мгновение еще блеснув на прощание сотнями и тысячами лучами на прощание.
Понемногу сгущались сумерки. Лори поднялась на ноги, взяла ведро с водой и побежала в деревню.

- Лоуренсия! Лоуренсия, ну сколько можно? – укорила девушку пожилая женщина, вышедшая Лори навстречу.
Та поморщилась, но постаралась сделать это так, чтобы тетя ничего не заметила.
- Тетя, я засмотрелась на закат, прости меня.»
Пока что все. Потом еще напишу. Просто сейчас вот думаю, какая у меня извращенная фантазия! Вроде нормальная песня, текст – АБСОЛЮТНО нормальный. Но мне кажется все время, что в песне идет речь о… блЫн, не люблю этого слова. Короче, пошлое мышление в результате детской заторможенности.
Фантазия просыпается незаметно. На мягких лапах подкрадывается к тебе незаметно и внезапно бухает тебе об голову графин с водой или вазу. Зачем? Непонятно…
Давно что-то стихов у меня не получается. Наверное, это потому что любовь испаряется… Попробую что-то написать.

На промозглом ветру и при грустной погоде
Ты стоишь у окна кого-то там ждешь.
И сейчас ты уже не внемлешь природе,
Считая, что жизнь эта просто есть гнусная ложь.

Серое небо скрывает все тайны,
Их не увидишь сейчас наперед.
Напиши здесь записку с пометкою «Deinen».
И ты не увидишь боли полет.
Чем-то дом напротив сейчас напоминает то ли Сидней, то ли Тадж-Махал. Освещением, да.
Интересно, кто кого перепел – Мельница Manowar, или Manowar Мельницу? 
Так вот ,про концерт. Когда я вышла на сцену, то сердце начало биться как сумасшедшее. Ну, это я уже сказала. Но самое главное – мне казалось в ту минуту, что не они – маленькие дети, а это я – такая хрупкая и еще совсем ребенок. А они – очень даже взрослые, очень требовательные и честные взрослые. Они не скорчат улыбку: «Хорошо», если в душе мысль: «Бог ты мой, как ужасно!»… Вот…

20:14 

Муза заявляет о себе!

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Мда… кстати, на основах предпринимательства моя Муза все-таки вспомнила, что нужно просыпаться, и поэтому написала я такой вот стих.

Она уходит в никуда
И не останется следа
Когда она была с тобой,
С тобою нежной и родной.

Я понимаю и молчу,
Но столько слов сказать хочу…
Мне дела нет до ваших мук
И чую горечь лишь разлук.

Темно в душе от слова "нет".
И я тиха все сотни лет…
Нырнула в память и сижу,
А вынырну – опять пишу.

И жар, и стоны – не могу…
И пожелать нельзя врагу!
Как больно в сердце у меня…
И помнит ли душа моя?

Вы просто душите меня,
Но слов уж нет… И я, твоя,
Исчезну в правде скорбной дней
В толпе мешающих людей.

21:22 

РОК-КОНЦЕРТ!

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
www.realmusic.ru/play/file/hifi/0/201622/bezdih... Песня.

И ВОТ СВЕРШИЛОСЬ! Группы Apriori & Stonehenge приехали в наш скромный городок, почтили нас своим присутствием!
Коротко о главном, как говорится в новостях:
Во-первых, Буря Эмоций (да, так, с Большой буквы!) у слушателей была обеспечена с первых аккордов гитаристов…
Во-вторых – группа Stonehenge – просто офигительно замечательная!
В-третьих – все строго по порядку, надеюсь не забыть самые яркие и прикольные моменты.

Итак. Мы с Иришкой пришли к Родине, где должны были выступить отличные группы. В общем, я позвонила Лене и она пришла тоже не одна: вокруг нее были ЭМЫ. Да-да, эти гадкие и пищащие существа, которые офигели от того, что я слушаю Токов. Кст, народ… я подаю в отставку и становлюсь рядовой поклонницей их творчества. Но это уже не настолько сильно, как в первые дни… Короче, мне… фиолетово то, что мне оранжево. На Хеллоуин наряжусь Биллом Каулитцем и буду всех пугать…
Так вот, я отвлеклась от темы…
Ирина и Лена еще до концерта боялись (типа того) зайти в фойе из-за двух их бывших пацанов (одной – одного, другой - другого). Ну все, вошли и не будем зацикливаться на столь мелких и незначительных мелочах, как эти.
Мы уселись на третий ряд, чтобы было лучше слышно, а еще потому что там и села Лена с эмками. Ну, это я уже зря, что все прямо были абсолютно эмы, но одна – точно.
Если честно, то мне вообще-то было (и сейчас) грустно, что Лена сидела в их окружении, а не рядом с нами. Но – ее право.
Вот… Конечно, народа под завязку набито не было, потому что, видимо, некоторые реально перемахнули на сторону эмовской культуры, считая ее более популярной. Ну и хрен с ними. Нам и здесь кайфово.
На сцену вышли Stonehenge (sic!!!). Пять человек, пять реальных пацанов… Имен их не знаю, но поищу, поищу! )))
Вначале солист объявил, что они сначала споют три известные всем песни, затем будет выступать Apriori, а потом закроют программу сами эти пять пацанов. Хе, пацанами их больше всего хочется назвать, потому что они классные и прикольные.
Первая песня – ДДТ «Ветер». Отлично… Меня с первой их игры проколбасило, прокрутнуло в мясорубке, а затем вернуло на Землю.
Затем – Чижа спели, не помню какую песню, но у меня есть текст ее в книжке. ))) Короче, тоже знаем, любим, помним. Все как на загробных памятниках нашего детства.
И, наконец, третья – на английском. Отлично спел, просто супер. Правда, название группы не помню, песню тоже.
Спев, певец сказал:
- А теперь мы надеемся, что вы также бурно поприветствуете группу Apriori!
Там уже было шесть человек, две девушки. Одна на клавишах, а другая – солистка. Первая их композиция была Illuson и они над ней славно потрудились. Слов в ней не было, только музыка. Мне показалось, что я улетаю, на спине вырастают крылья…
Вторая песня – «Темный Ангел». Кстати, голоса девушки почти не было слышно, потому что гитары и барабан заглушали почти полностью.
Третья была тоже на английском, но названия я, как и в первый раз, не расслышала. Попробовали бы вы сами!
Короче, все просто супер.
Группа Apriori удаляется со сцены, кстати, солистка у них очень артистичная и чувствует музыку.
Но продолжает концерт уже порвавшая наш зал Stonehenge!!!. Парни сменили прикид, теперь на солисте была черная футболка с надписью, под прямым углом на коротких рукавах был вырез, прямо под плечами.

Двое из гитаристов напоминали больше Билла Каулитца при его первом знакомстве с розеткой – у обоих на голове «гнездо». Их можно было отличить только по майкам, как мне именно кажется. Одни в желтой – «цыпленок», а другой – не помню. У меня на его цвет памяти не было. Кажется, что в белом, но это явно неточно.
Зато барабанщик нас порадовал!!! Копия Роба Бурдона! И также в кепке.
Наверное, еще один гитарист был соло. Он тему играл, как мне лично кажется. Ни на что не претендую, слабо разбираюсь. Он – копия Дэвида из Nevada Tan.
В общем – просто улет… Они играли и играли, играли и играли, и…
Мда. Ну, играли они после того, как у Дэвида (будем так вот называть, как их и охарактеризовали. Ну, пусть солиста теоретически назовем ) произошла техническая неполадка с гитарой. Что-то со шнуром что ли… или с розеткой. Короче – как всегда очередная фигня. ))) Но это ладно!
Вот… Пока там разбирались с гитаркой, солист болтал с нами – с публикой. Хе-хе, как ни странно это звучит – публика. Ну, скинхэды/или скинхеды, не знаю, - поспорили с певцом, кто громче покричит «Слава России». Ну, когда тот переставил слова в «России слава», то с последних рядов (были и такие) я услышала ворчание: «антифа проклятые».
Потом, правда, он все-таки один раз громыхнул в микрофон эти строки. Ну правильно, иначе бы от него и не отвязались.
Проблема с гитарой мало-помалу решилась, и парни начали петь. Просто отлично, нужно сказать. Их песни… Я не могу найти точного определения для них. Были и грустные, от которых я вспомнила свою ошибку, и прикольные – мы колбасились как могли… Лично я отрывалась на почти полную…
И в конце уже (кстати, пока они не пели, мы кричали что-то солисту, а он понимал нас… и это было здорово) я заметила, что Лена то ли встает, то ли нет… Трое парней подбежало к краю сцены. И все повалили туда, кто выдержал, нет… кому действительно понравилось выступление. И это было ни с чем не сравнимое чувство… Я сказала, что пойду за кулисы к Stonehenge, пожму им руки.
Если честно, то лучше бы они пели у нас постоянно. Но время летит, как самолет, столкнувшийся с башнями-близнецами в Нью-Йорке. Все повалили к выходу, некоторые задерживались… я тоже притормозила. Сначала пошла с основной толпой, а потом… потом развернулась и побежала, нет, взлетела – по ступеням на сцену. Лена побежала со мной, а Иришка не видела, где я. Правда, потом она позвонила и мы нашли друг дружку. Вот…
Да, кстати, там некоторые в зале из зрителей остались и издевались над барабанной установкой. Но, в целом, неплохо, неплохо…
Они были за левой кулисой и отдыхали после трудов праведных. Я пожала руку гитаристу-Дэвиду, спросила у них, на каком сайте можно найти их песни, потом пожала руку и другому участнику группы. Попросили, чтобы они приезжали к нам еще, на что те ответили:
- Мечты сбываются. )))
Ну, а потом вдогонку мы услышали, как какая-то девушка (из Apriori что ли?) крикнула:
- Могли бы и номера телефончиков спросить!
Вот так… Ну, а затем разделились: мы с Иришкой к машине (вот ненавижу, когда родители бывают настолько назойливыми! Как будто нас на привязи держат! Ррр. Не надо ничего сейчас говорить, я злопное с***о Мекки! Меня все злят! ), а Лена с подругами в Западный.
И кажется, что снова я одна.
В общем, это был классный концерт… Почаще бы.

20:37 

Ничего личного - просто стихи.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Ничего личного, просто друзья.
Ничего личного, есть только ты и я.
Ничего личного, это всего лишь мечты.
Ничего личного, что там есть ты.
Ничего личного, когда я дарю цветы.
Ничего личного, когда вместе мы.
Ничего личного, если страдаю без тебя…
Ничего личного, просто люблю тебя.


20:10 

Мысли перед снов. (вчера)

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...

Говоря примитивным языком, то есть сленгом чайников, кто такие люди? У каждого человека есть своя дорога. Они… человек живет не для кого-то, а для себя. Не для родных или друзей, а для себя. И может прервать свою жизнь в любой момент. Однако, лишиться жизни человек может только когда придет ЕГО час. Следовательно, человек не свободен. И его мысли тоже управляются кем-то.
Быть можно мудрым и глупым одновременно, или умным, но немудреным. Бывает, что и какой-то придурок, ржущий от того что ему покажут пальчик, может быть, понимает все гораздо лучше, чем умный расчетливый человек. Но – умным движет мозг, а мудрого – сердце. Поэтому мудрые люди подчас совершают странные поступки, быть может, именно поэтому их считают глупыми, хотя это и не так…
Есть два типа мудрости – теоретическая и практическая. Теоретики мыслят, и только, а практики исключительно применяют мудрость в жизни. Кстати, иногда мудрость бывает и не в пользу добру…
Это почти разные понятия, так как мудрость можно понимать, выводить, но поступать все равно по-своему, а можно ничего не понимать, но делать.
Любовь – одновременно и мудрость, и глупость. Но самый богатый дар судьбы. Жаль, что иногда – хотя бывает и не иногда – жизнь сама нас путает, мешает карты. Заставляет верить, что ты любишь, но это оказывается фальшью.


20:44 

Пока я тут сижу.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Привет, сегодня пост не записала, придется импровизировать. Короче ,скоро выставлю вам рассказ (завтра, потому что сегодня его напишу). Романтическая история, с частью готики - постараюсь.


@музыка: Hilary Duff "Stranger" (решила вот послушать.

@настроение: Прикольное. )))

23:17 

Хэллоуин! Это вам не шутки.

Странный, задумчивый взгляд, снисходительно смотрит на вас, взвешивает на жизненных весах...
Великий день Хэллоуина! С праздником вас!
Рассказ завтра допишу, лады? Палец болит.
Вечер. Удивительный октябрьский вечер. Канун Хэллоуина. Все как сейчас на улице – темно, туман застилает землю настолько, что даже свою руку можно увидеть, только приблизив конечность к самым глазам.
Одинокие фонари, тоскуя, стараются рассеять сгустившуюся темноту, но им это удается лишь на малое расстояние.
Темноволосая девушка стояла у фонаря, напряженно вглядываясь в даль, словно пыталась что-то разглядеть в таком тумане.
Она была одета не по сезону – легкая ветровка свободно продувалась со всех сторон беспощадным ветром, и черные брюки.
Кого можно ждать в такую погоду, в такой одежде? Ответ на вопрос не будет однозначным.
Возможно, любимого человека. Когда он придет? Девушка передернула плечами от холода и оглянулась вокруг.
Ни души. Ветер играет где-то с пакетом, выброшенным кем-то. Даже водители - и те не ехали по своим делам.
Что творится в этом безумном мире, не лишенном своего индивидуального очарования и мудрости? Что скрывается за всеми этими внешними декорациями и когда закончится жизненный спектакль людей? Когда можно будет услышать со стороны зала овации и крики: «Браво!»? Непонятно.
Незнакомка прислонилась к столбу фонаря плечом и устало закрыла глаза. Мысли бесцельно бродили по сознанию, не оставляя на память ни записки. Как всегда. Сколько еще ждать?
Но вот из темноты появилась фигура в плаче цвета вороного пера. Она неслышно подкралась к девушке и коснулась ее рукава.
- Эй, девушка, прикурить не найдется?
- А? Что? – очнувшись от размышлений, вздрогнула та и с недоумением посмотрела на сгорбленную старушку, опиравшуюся на клюку.

- Извините, бабушка, я не курю, - вежливо ответила она.
Старушка кивнула, но не торопилась уходить. Она стояла и смотрела, как темноволосая незнакомка снова погружается в свой мир размышлений. Наконец, старушка вновь заговорила, пробуждая девушку:
- Я знаю, почему ты здесь стоишь. Тебе некуда идти, все твои надежды рухнули. Все, во что ты верила – развеялось, как дым. Пойдем со мной?
- Куда?
- Это вопрос времени. И для твоей фантазии. Куда ты хочешь попасть? У тебя есть выбор – дерзай, используй его.
- Тогда…я хочу туда, где буду нужна, где мои друзья. Где они не будут ругаться между собой. Где есть моя любовь, - грустно отозвалась девушка. Она словно уже заранее приготовила ответ. Значит, это было ее истинное желание, идущее от всего сердца.
- Хороший выбор… Ну что ж, пойдем. А пока давай поговорим…

* * *

- Вот мы и пришли, - улыбнулась старушка, подводя незнакомку к подъезду одного из сотен домов в городе. Ничем не примечательный, но от него веяло теплом и уютом.

Gothic Melody

главная